Об онкологии - профессионально!
  Диагностика, Предраковые заболевания, Профилактика                169         0

Павел Сергеевич Борисов: «Правильное амбулаторное ведение онкопациента улучшает прогноз и повышает качество жизни»

Павел Сергеевич Борисов, к.м.н., врач-онколог, онкоуролог, уже больше 15 лет занимается амбулаторным лечением онкологических пациентов. Его основная задача – повысить результативность хирургического, лучевого или химиотерапевтического лечения за счет правильного последующего ведения пациента. Павел Сергеевич рассказал, кому рекомендовано посещение онкоуролога, как грамотная амбулаторная помощь может повлиять на эффективность противоопухолевого лечения и прогноз заболевания.

– Павел Сергеевич, вы не так давно влились в коллектив Консультативно-диагностического центра НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова. Расскажите, пожалуйста, о своем предшествующем опыте работы.

– В течение 15 лет я руководил организацией амбулаторного лечения онкопациентов в Городском клиническом онкологическом диспансере Санкт-Петербурга, а также сам лечил пациентов онкологического и онкоурологического профиля. Моя главная цель – увеличить результативность стационарного лечения за счет разработки индивидуальной стратегии ведения пациента посредством четкого алгоритма наблюдения, проведения необходимых сопроводительных медикаментозных мероприятий и изменения образа жизни. Моя специализация – лечение метастатического рака почки лекарственными препаратами в сочетании с хирургическим и/или лучевым лечением, этой теме посвящена моя диссертация. Стоял у истоков таргетной терапии рака почки в Санкт-Петербурге: более 200 пролеченных пациентов с очень хорошими результатами. Состою в экспертных советах по современному лечению онкоурологических заболеваний.

– Какова ваша задача в КДЦ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова?

– Наладить алгоритм ведения пациентов онкоурологического профиля, что называется «под ключ», чтобы они приходили к нам для диагностики, оперативно обследовались, получали качественное лечение и дальше выполняли рекомендации или проходили сопроводительное лечение нашими силами, чтобы эффективность полученного ранее современного хирургического или химиолучевого лечения была максимальной.

– Кого вы ждете на первичный прием?

– Прежде всего, это пациенты, которые имеют диагностированное онкологическое заболевание, но не знают, как дальше себя вести и правильно наблюдаться. Обратившись к нам, человек получит конкретные рекомендации, и если будет им следовать, то велика вероятность, что многих возможных проблем удастся избежать.

Вторая группа – это те, кто нуждается в корректировке ранних до- или послеоперационных осложнений. Особенно это касается пациентов после удаления предстательной железы или мочевого пузыря (цистэктомии). Даже самая эффективная цистэктомия, выполненная лучшим специалистом, может быть нейтрализована дальнейшим неправильным ведением пациента. Если не заниматься профилактикой и лечением осложнений после операции, то человек может просто умереть. Поэтому современные методологии ведения таких больных необходимо внедрять повсеместно.
К нам могут обращаться со всеми урологическими и онкоурологическими заболеваниями, в частности, это рак почки, подозрение на рак почки, рак яичков, подозрение на рак яичков, аденома предстательной железы, какие-либо образования на коже полового члена и в области мошонки, если есть какие-то увеличенные лимфоузлы в области паха, забрюшинного пространства по данным томографии.

Пациенты с диагнозом рак мочевого пузыря или подозрением на него, больные после операции трансуретральной резекции (ТУР), выполненной в каком-либо центре без последующего лечения, являются обязательными кандидатами для осмотра. Велика вероятность, что им нужно предпринимать какие-то дополнительные лечебные действия.

К нам можно обратиться с осложнениями после хирургического лечения опухоли на мочеполовой системе, в первую очередь с недержанием мочи, нарушениями эрекции после операции.
Консультация показана и тем, у кого есть предраковое состояние – это кисты, ангиолипомы почек, эритроплазии, дисплазии в области полового члена, кондиломы, папилломы на коже. Женщин могут беспокоить полипы мочеиспускательного канала (кровомазания, ощущение дискомфорта при мочеиспускании). Также к нам может обратиться любой человек, у которого есть жалобы урологического характера, чтобы своевременно выявить проблему и начать ею заниматься.

– То есть любой пациент с онкоурологическим диагнозом или предраковым состоянием мочеполовой системы должен позаботиться о получении грамотных рекомендаций по профилактике возможных осложнений?

– Да. Дело в том, что есть стандартные осложнения, которые обязательно возникнут. И с ними нужно заниматься профилактически. Например, после простатэктомии у мужчин нарушается эрекция. Есть определенные мероприятия и алгоритмы, которые помогут вернуть эрекцию после оперативного вмешательства.

Недержание мочи – тоже серьезная проблема, которая может решаться профилактически, так как возможно спрогнозировать вероятность развития этого осложнения еще до операции. Дооперационная диагностика играет значимую роль, помогает определить, через сколько дней или недель пациенту необходимо прийти, чтобы сразу же начать работать с неизбежными осложнениями.

Много осложнений по поводу рака яичка. Во-первых, чаще всего этим заболеванием страдают молодые люди, во-вторых, они все подвергаются комплексному воздействию: лучевая терапия с хирургическим вмешательством, иногда это лучевая терапия и химиотерапия. И все это способно приводить к серьезным осложнениям, в том числе и отсроченным, которые возникают через несколько лет, но их тоже можно и нужно корректировать.

Всем пациентам с раком почки, получающим таргетную терапию или иммунотерапию, необходимо проводить профилактические консультации. Изменение образа жизни и пищевого поведения, усиление физической активности и исключение каких-то домашних дел (мытье посуды в горячей воде, работа с бытовой химией без перчаток) в разы снижают возникновение серьезных побочных эффектов.
Обязательно надо оценивать риск развития осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы, которые могут в итоге привести к летальным исходам. Консультативно-диагностический центр работает по принципу мультидисциплинарной команды, обратившись к нам, пациент попадает в надежные руки врачей разного профиля.

– Какое значение имеет правильное амбулаторное ведение онкопациента?

– Я, вероятно, единственный в России врач поликлинического звена, который состоит в экспертных советах по лечению онкоурологических заболеваний. И на сто процентов уверен, что правильная амбулаторная помощь может в разы улучшить результаты проведенного лечения. И, наоборот, некачественное ведение больного в поликлинике сводит на нет самое эффективное современное лечение. Для правильного ведения нужны квалифицированные специалисты и время. К примеру, я работал врачом-онкологом в городском онкологическом диспансере, где вел прием, и у меня был рекорд – 72 пациента за день. Можно ли при таком количестве выполнить квалифицированный прием? Можно ли добиться хороших результатов? В районных поликлиниках нагрузка большая. Не получив грамотную амбулаторную помощь до или после противоопухолевого лечения: хирургического, радиологического или химиотерапевтического, пациенты лишаются возможности достигнуть тех показателей лечения, которые анонсированы при его использовании.

Есть простые методики, которые позволяют нормализовать серьезные состояния. Оценка пациента перед операцией, его мышечной массы, индекса массы тела позволяет снизить количество осложнений после операции, речь идет о желудке, пищеводе, опухолей головы и шеи. Если мы проводим хирургическое лечение после корректировки питания с использованием питательных и лечебных смесей, то пациенты переносят основную операцию легче и быстрее возвращаются к нормальному состоянию. В лечении рака предстательной железы большую роль играет физическая активность. Правильное и своевременное воздействие, ранние упражнения могут помочь восстановлению эрекции после операции, снижают вероятность недержания мочи. То есть стандартные немедицинские мероприятия иногда дают не меньший эффект, чем лекарственные. И если смотреть от простого к сложному, то иногда достаточно начать с простого, чтобы потом исключить сложное.

Например, прием определенных компонентов пищи может существенно снижать риски некоторых осложнений. Увеличение количества волокон в питании снижает количество диарей. Уменьшение количества потребления животного жира при химиотерапии снижает вероятность развития кожной токсичности. Физическая активность и мелкая моторика уменьшают количество периферических полинейропатий.

– Какова роль питания в профилактике развития онкологических заболеваний?

– Питание играет лидирующую роль в развитии таких болезней, как рак простаты, рак прямой кишки, рак толстого кишечника, поджелудочной железы. Было проведено исследование, в котором сравнили две популяции японцев: одни родились и жили в Японии, другие, их одногодки, родились в Японии, но переехали в детстве в США и жили как американцы. У японцев, которые жили в Японии, рак предстательной железы развивался в разы реже, чем у тех, кто жил в США. В образе их жизни никаких отличий, кроме питания, не было. Это было очень хорошее сравнительное исследование.

По поводу питания сейчас есть много разных мнений. Например, шведы выстроили теорию противовоспалительного питания. Они считают, что есть определенные продукты, которые вызывают хроническое воспаление и косвенно стимулируют развитие рака, а есть, наоборот, противоспалительное питание. Они рассматривали не только рак, но и сахарный диабет, общую смертность, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний.

Если пациенты курили и питались большим количеством пищи с воспалительным потенциалом (красное мясо более трех раз в неделю, большое количество алкоголя, фастфуд) то продолжительность жизни снижалась на 5 лет в сравнении, с теми, кто не курил и использовал противовоспалительное питание. Оценка проводилась в Швеции на 60 тысяч людей в течение 20 лет. Достаточно грамотный подход. Это одна из потенциальных методик, которые можно внедрять. Поскольку в ней есть хороший количественный показатель, который позволяет оценить и скорректировать питание, при этом без существенных запретов. Еще один плюс этого исследования, что все рекомендации даются с поправкой на возраст.

– А вы можете дать какие-то общие рекомендации по питанию?

– Общие рекомендации такие: приоритет нужно отдать растительной пищи до шести раз в день небольшими порциями. Красное мясо употреблять не больше трех раз в неделю. Допустимы белое мясо, рыба, крупы, цельнозерновой хлеб. Можно пить красное сухое вино, но не более 150 мл в день, и это получается немало, где-то бутылка в неделю, но строго не больше. Дело в том, что вино оказывает противовоспалительный эффект, но если мы превышаем верхний предел употребления, то происходит обратный эффект с высоким воспалительным потенциалом. Аналогичная ситуация и с пивом. Кофе обладает противовоспалительным эффектом, но не более двух-трех чашек в день. Абсолютно вредные продукты – это чипсы, все консервированные и копченые продукты, переработанное мясо, т.е. колбаса, сосиски и т.п.

– Существует много разных теорий по поводу обязательных ограничений для онкологических пациентов. Каково ваше мнение на этот счет?

– До сих пор остаются определенные заблуждения по ограничениям, и их нужно убирать. Иногда даже жестко. Например, по поводу витаминов, косметологии, питания. Ограничения надо разделять на ранние и поздние. Ранние зависят от метода, который был использован в лечении больного. Поздние – от многих дополнительных факторов. Очень часто ограничения вообще не нужно делать.

К примеру, раньше всем онкопациентам были противопоказаны косметологические процедуры, сейчас этот период составляет только 3-6 месяцев. Если раньше считалось, что витамины противопоказаны, то сейчас, наоборот, есть исследования, что при химиотерапии витамины крайне желательны. Пациентам, которым проводится гормональная терапия, они настоятельно рекомендуются, особенно витамин D. Каждый случай надо рассматривать индивидуально и иметь представление о последних исследованиях на этот счет.

– Насколько за последние годы повысилась результативность лечения онкологических заболеваний, в том числе и благодаря развитию амбулаторной помощи?

– Я попал в самое начало революции в лечении рака почки, это был 2008 год. Тогда средняя выживаемость пациентов с этим диагнозом составляла 10 месяцев, сейчас она может превышать 5 лет. В разных странах, конечно, результаты могут отличаться, но в целом достигли очень высоких показателей. То лечение, которое сейчас назначается, может позволить пациенту работать, а это говорит о серьезном повышении качества жизни. Произошла революция в лечении рака предстательной железы. Например, раньше если наступила устойчивость к тестостерону, прогнозы были плохие. Сейчас есть несколько линий лечения с разным механизмом действия препаратов. Всё это дает новую жизнь пациентам с раком предстательной железы. В ближайшее время случится, точнее, она уже идет, революция в лечении рака мочевого пузыря.

Проблема в том, что лечение рака требует внимательного наблюдения за пациентом в процессе и после терапии. Даже самый суперсовременный вариант лечения может не дать должного эффекта, если не будет правильного последующего наблюдения.

Все затрудняет отсутствие четкого понимания алгоритмов наблюдения за пациентами: как правильно проводить профилактику осложнений, как вовремя выявлять развившиеся.

– А в вашей практике были случаи, когда именно сопроводительная амбулаторная помощь давала удивительный результат?

– Да, и много. Один из самых запоминающихся и шокирующих в положительном смысле случаев, это когда ко мне в 2009 году пришел пациент с метастатическим раком почки. Опухоль у него фактически «съела» плечевой сустав. Его прислали с просьбой сделать «хоть что-то», тогда особо и препаратов не было, поэтому назначили иммунотерапию интерфероном и золедроновую кислоту. Ожидаемая вероятность эффекта лечения была около 5%, максимум – 10%. А стандартный ответ на лечение – стабилизация.

У этого пациента была выявлена существенная динамика. Мы попали в цель и получили полный регресс, восстановление подвижности сустава. Он прожил после этого много лет. Судьба его наградила. Он был классный дядька, работал преподавателем, и на приемы его приводили не родственники, а благодарные студенты.

Еще был пациент, известный спортсмен. Ему было 89 лет, и он уже 10 лет лечился по поводу рака простаты. Однажды он пришел и сказал, что начались проблемы: с черных трасс гор стало трудно съезжать! Это экстремально сложные трассы, которые требуют максимальной выносливости организма. Вот это и называется качеством жизни.

Еще одному пациенту за счет правильного подхода мы продлили жизнь с шести месяцев до шести лет. Ему сделали операцию в Израиле, удалили почку и оба надпочечника, но остались множественные метастазы в легких. Пациент был отнесен к группе плохого прогноза. Мы назначили таргетную терапию, и произошло серьезное улучшение. Он прожил еще шесть лет.

Павел Сергеевич Борисов:  «Правильное амбулаторное ведение онкопациента улучшает прогноз и повышает качество жизни»

Беседовала
НАТАЛЬЯ СУББОТИНА
специалист по связям с общественностью НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова
Кемеровский государственный университет, факультет филологии и журналистики, отделение журналистики

Что вам необходимо сделать

  1. Если вы хотите узнать побольше о бесплатных возможностях ФБГУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Минздрава России, получить очную или заочную консультацию по диагностике и лечению, записаться на приём, ознакомьтесь с информацией на официальном сайте.
  2. Если вы хотите общаться с нами через социальные сети, обратите внимание на аккаунты в ВКонтакте, Instagram, Facebook, YouTube и Одноклассники.
  3. Если вам понравилась статья и вы хотите поделиться ею, это легко можно сделать через социальные кнопки:
Поделиться
Отправить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *