Открыть меню
Об онкологии - профессионально!

Контрольная точка Сергея Данилова, который шесть лет борется с саркомой

Сергей Данилов заболел в ноябре 2016 года. Редкая форма саркомы проявилась опухолью в плече. Операция, курс химиотерапии, снова операция, затем еще одна… Борьба с болезнью длится шесть лет, последние три года Сергей получает экспериментальную противоопухолевую вакцину в отделе онкоиммунологии НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова.

В правом плече долгое время – чуть ли не с выпускного класса школы – было небольшое уплотнение, которое никак себя не проявляло и не мешало, вспоминает Сергей.

– Но в конце 2016 года уплотнение вдруг стало резко увеличиваться в размерах. Думал, что застудил руку. На осмотре врач предположил, что это липома. В общем, ничего серьезного. МРТ тогда никакой ясной картины не показало.

Врачи не спешили с постановкой диагноза, и только после того, как Сергея прооперировали и сделали гистологию, прозвучало слово – онкология.

– Для пересмотра диагноза мне посоветовали отвезти результаты гистологии в НМИЦ онкологии им. Петрова. Здесь диагноз подтвердили окончательно, – рассказывает Сергей.

Наша справка

Плеоморфная рабдомиосаркома – злокачественная опухоль, встречается в основном у взрослых, поражает мышцы рук и ног. Опухолевые клетки бесконтрольно размножаются, прорастают в окружающие ткани, разрушают их и создают метастазы – дополнительные новообразования в различных частях тела. Считается, что заболевание вызывают изменения в генах – унаследованные от родителей или случайные, происходящие в клетке без видимых причин

– Я был готов, что диагноз может быть таким, – говорит Сергей. – Я видел, как болели онкологией мои родственники и как может развиваться болезнь. Условно говоря, мне не повезло. Вероятность негативного развития у меня выше, чем у других людей, которым не поставлен онкологический диагноз. Но доктор обрисовал мне мою ситуацию, и я понял, с ней можно работать. Надо было действовать. Конечно, я получил в то время огромную поддержку семьи – родителей, брата, моих близких друзей.

В 2017 году началось лечение в НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова.

– В конце января меня прооперировали, удалив опухоль из плеча, а в июле обнаружили один метастаз в левом легком. Его вырезали. Потом прошел курс химиотерапии, но полностью его пройти я не смог из-за плохих анализов крови. Но, тем не менее, я выписался из клиники и на следующий день уже вышел на работу. Я работал тогда инженером-проектировщиком. В целом я чувствовал себя нормально.

Но в конце 2018 года на контрольном обследовании в том же левом легком вновь был обнаружен метастаз. Опять была сделана операция.

Сейчас в организме Сергея опухоли нет. И, казалось бы, лечить его незачем. Но если появился один метастаз – причем, совсем не там, где была опухоль, — то можно предположить, что где-то могут остаться еще другие опухолевые клетки. Скорее всего, опухолевые клетки распространились по организму, но заметный глазу очаг сформировался только в легком. Опухоль удалили, но спустя недолгое время случилось прогрессирование заболевания. Поэтому было принято верное решение – использовать противоопухолевую вакцину, которую изготавливают в НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова на основе дендритных клеток. Это специализированные на презентации антигенов лейкоциты, необходимые для формирования Т-клеточного ответа против инфекционных и онкологических заболеваний. То есть запускается противоопухолевый иммунный ответ, дендритные клетки распознают опухолевые — раковые — антигены. Для создания вакцины ученые берут кровь именно того пациента, для которого предназначается лекарство, обрабатывают ее специальным образом, обучая на девяти запатентованных клеточных опухолевых линиях, и затем вводят больному. Если организм отзывается на препарат, то иммунная система начинает распознавать клетки опухоли и уничтожать их. По сути пациент лечит сам себя.

Около 200 пациентов с различными видами саркомы уже прошли экспериментальное иммунологическое лечение в НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова. Понятно, что у не всех противоопухолевая вакцинация дала ожидаемый результат. 

– Эффективность вакцины составляет более 40 процентов, это значит, что более 40 процентов пациентов получают преимущество в противоопухолевой терапии, – рассказывает Наталья Александровна Ефремова, врач-онколог, иммунолог, научный сотрудник научного отдела онкоиммунологии НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова. – К нам поступает много запросов от пациентов, которые только начали стандартное лечение и хотят вместо него получать иммунотерапию. Но таким пациентам мы, чаще всего, отказываем. потому что в их случаях есть методы терапии с доказанной клинической эффективностью, на которые следует опираться. Наше же лечение экспериментальное. 

По словам Натальи Александровны, для начала требуется два месяца, чтобы понять, есть ли у конкретного пациента какой-то эффект от вакцины, имеет ли смысл продолжать дальше иммунотерапию или нет. Если иммунная система пациента дала нужный ответ, то начинается само лечение, которое занимает несколько лет. Сначала вакцина вводится 4 раза каждые две недели, затем пациент получает восемь доз лекарства — по одной ежемесячно. За второй год лечения вакцину вводят четыре раза, а за третий — дважды. Потом начинается пятилетний период наблюдения – раз в полгода пациент проходит контрольное обследование.

Сергей стал получать противоопухолевую вакцину в 2019 году.

– Каждая контрольная точка, каждое КТ, после которого ты ждешь результат, – это волнующий момент, – говорит Сергей. – За результатом не надо ехать в регистратуру, он всегда приходит на почту. И вот проверяешь почту, потому открываешь письмо, читаешь его… Понятно, что я волнуюсь в этот момент. Но в остальном я живу обычной жизнью. Да, сменился лаг планирования, поездки и какие-то события планирую с учетом процедур и обследований… Но в целом я стараюсь жить полноценной жизнью, ничего кардинально в ней не меняя. Последнее обследование – КТ и УЗИ – я проходил в начале сентября, и оно показало, что поводов для беспокойства нет. В начале декабря у меня очередная «контрольная точка». А в апреле 2023 года запланирована следующая инъекция – 22-я по счету.

– Где та точка в лечении, после которой можно, наконец, выдохнуть?

– Ее нет, – отвечает Сергей. – В ближайшее время мне перестанут делать вакцины. Но в целом я же понимаю, что эти «контрольные точки» с какой-то своей периодичностью мне нужно будет проходить постоянно. Наблюдаться у онкологов мне придется всю жизнь. Я осознаю все риски, которые несет эта болезнь, понимаю, чем все может закончиться. Но я надеюсь всегда на лучшее. Если доживу до 70 лет и умру, предположим, от сердечного заболевания, значит, по очкам я выиграл.

Контрольная точка Сергея Данилова, который шесть лет борется с саркомой

Автор:
Ирина Фигурина
специалист по связям с общественностью НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова
Оренбургский государственный университет, факультет филологии

Что вам необходимо сделать

Если вы хотите узнать побольше о бесплатных возможностях ФБГУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Минздрава России, получить очную или заочную консультацию по диагностике и лечению, записаться на приём, ознакомьтесь с информацией на официальном сайте.

Если вы хотите общаться с нами через социальные сети, обратите внимание на аккаунты в ВКонтакте и Одноклассники.

Если вам понравилась статья:

  • оставьте комментарий ниже;
  • поделитесь в социальных сетях через удобные кнопки:
Поделиться
Отправить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.