Открыть меню
Об онкологии - профессионально!
Истории наших пациентов 
1172 0

«Ни одной опухолевой клетки». История Полины Петровой, победившей рак

История болезни петербурженки Полины Петровой ломает все медицинские стереотипы. Рак пищевода встречается у молодых женщин крайне редко. В группе риска преимущественно мужчины старше 50 лет. Нетипичная ситуация и уникальная операция – таким было лечение Полины. Ремиссия после удаления опухоли длится 8 лет – тоже большая редкость, учитывая, что рак пищевода считается крайне агрессивным, прогнозы, как правило, плохие. Мало того, Полина недавно родила долгожданного ребенка.

«Такая молодая, что у тебя может болеть?»

— В 2014 году мы с мужем жили и работали в Магадане. Мне тогда было 29 лет, время планов, надежд, стремлений, – рассказывает Полина. – Как говорится, ничто беды не предвещало. Но однажды у меня начались какие-то непонятные боли – то ли в ребрах, то ли в боку. Со временем боль стала усиливаться. Я списала ее на проблемы с позвоночником от постоянной работы за компьютером. Пошла на массаж, но он не помог. Боль при этом усиливалась, то появлялась, то исчезала. Я никак не могла понять, почему она возникает.

В какой-то момент боль стала настолько сильной, что я обратилась в приемный покой Магаданской городской больницы. «Такая молодая, что у тебя может болеть?», — сказали мне две милые сотрудницы и предложили обезболивающий укол. Когда я уже одевалась после осмотра, зашел доктор, невролог, и спросил, что случилось. Он также меня осмотрел, ничего по своей части не нашел и порекомендовал сделать гастроскопию. Наверное, если бы не он, свой диагноз я могла бы узнать уже слишком поздно.

На гастроскопии выяснилось, что в среднем отделе пищевода находится опухоль размером 6 сантиметров.

— Во время гастроскопии доктор частной клиники периодически издавал удивленные возгласы, затем позвал медсестру, чтобы она тоже посмотрела. Конечно, это заставило меня переживать уже во время самого исследования, — вспоминает Полина. — Потом он закончил процедуру, сидит-пишет, я спрашиваю, что же он там увидел такого удивительного. «Вы действительно хотите это слышать? – спрашивает он. – Я говорю: «Да». И тогда он просто, прям в лоб, мне говорит: «У вас рак». Я выбежала из кабинета будто в каком-то тумане. У кабинета меня встретил муж и за оставшиеся полдня мы приняли решение ехать в Петербург, в НИИ онкологии им. Петрова.

Вопросы – «Почему я? За что мне?» – я не задавала. Думаю, что скорее всего, сыграла свою роль наследственность, мои родители умерли от рака.

Через несколько дней Полина с мужем прилетели в Петербург и пришли на прием к врачу-онкологу НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова – здесь когда-то лечилась от рака молочной железы мама девушки, поэтому выбор клиники даже не обсуждался. В этот же день Полине сделали гастроскопию и взяли биопсию для подтверждения диагноза. И все закрутилось, вспоминает она.

—Заболела я весной 2014 года, в июне я пришла на прием в НМИЦ онкологии им. Петрова, в июле мне уже провели первый курс химиолучевой терапии, потом второй курс химиотерапии без облучения. Лучевая терапия была проведена методом брахитерапии, то есть облучением участка опухоли, без облучения здоровых тканей. Но и это далось нелегко, были сильные боли, я практически ничего не могла есть.

Операция была назначена на конец сентября.

Уникальная операция длилась 13 часов

Операция стала завершающим этапом лечения. Учитывая объем опухоли, на этом этапе удалить ее можно было только с частью пищевода. Врачами было принято решение сформировать новый пищевод из тканей желудка, удалив некоторую его часть. Объем оперативного вмешательства при такой операции весьма значителен. Наверное, говоря об объеме такой операции, сразу представляются огромные шрамы через грудь и живот. Но врачи НМИЦ онкологии им. Петрова – вся команда хирургов, анестезиологов, медсестер – сделали невероятное: эндовидеохирургическим методом, через маленькие проколы и всего один небольшой разрез в районе ребер выполнили весь запланированный объем операции.

Операция длилась 13 часов.

— Речь идет о внутриплевральном пищеводном анастомозе, до этого случая мы подобных торако-лапароскопических операций – в таком виде и объеме — не делали. Это рискованное и сложное оперативное вмешательство. Были технические особенности, которые повлияли на продолжительность операции, но все прошло без осложнений, – рассказывает заведующий отделением торакальной онкологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, член-корреспондент РАН, профессор Евгений Владимирович Левченко.

В 2014 году эта операция считалась нестандартной, уникальной – первой в своем роде. Но за минувшие восемь лет хирурги Центра провели десятки таких операций.

— Большое счастье, что послеоперационный период прошел без осложнений. Конечно, было тяжело, – вспоминает Полина. – Восемь дней без воды и еды, на внутривенном питании. Конечно, оно полностью обеспечивало все потребности организма, но невозможность даже попить воды очень угнетала. Спустя около недели после операции были установлены несколько дренажных трубок, самая тонкая из которых была самой неприятной – она шла через нос. И конечно, тяжело было морально, потому что я не понимала, буду ли жить дальше. Во многом это зависело от результатов гистологии полученных на операции тканей.

В начале октября мы получили заключение гистологического исследования, которое показало полный лечебный патоморфоз опухоли, то есть опухолевые клетки не были обнаружены – их уничтожила химиолучевая терапия.

Я понимала, что после операции надо регулярно обследоваться, следить за тем, чтобы не возник рецидив заболевания. Поэтому я строго следовала плану обследований. Конечно, был страх того, что в любой момент тебе скажут, что болезнь вернулась.

Было очень нелегко, и больно, и страшно. Но сейчас, когда все осталось позади, понимаешь, что все это было не зря. Меня переполняет бесконечная благодарность к Евгению Владимировичу Левченко, Николаю Владимировичу Хандогину, всему коллективу торакального отделения. Также я очень благодарна врачам-химиотерапевтам, врачам отделения радиотерапии. Именно благодаря профессионализму и таланту спасших меня врачей я живу. И живу полноценной жизнью.

«Без своего мужа я бы не справилась»

В тот непростой период все близкие, друзья, коллеги оказали Полине очень большую поддержку. Навещали в больнице, находили нужные слова, чтобы вернуть ей немного оптимизма.

— Руководство компании, где мы работали в тот момент, отнеслось с пониманием к нашему увольнению, оказало поддержку и содействие. Коллеги с нашего прежнего проекта в Тобольске, узнав о случившемся, собрали и перевели деньги со словами «Полина, мы сейчас не можем быть рядом, но очень хотим тебе помочь». Помню, как растрогалась и расплакалась прямо в палате.

А самой главной поддержкой для меня стал муж Владимир, который своей любовью, заботой, вниманием и терпением помог победить болезнь. Муж выстраивал план действий, пока я находилась в растерянности, организовывал наши поездки в клинику, был рядом на всех обследованиях и консультациях. Когда началась химиолучевая терапия, приезжал каждый день в клинику, между курсами химиотерапии делал уколы по часам и готовил для меня специальную еду, а после операции находился круглосуточно со мной в больнице, ухаживая и подбадривая. И свой день рождения – 1 октября – муж встретил тоже со мной в больнице, именно в этот день меня перевезли из послеоперационной реанимации в палату. И всё это дало мне силы и надежду жить и бороться. Он просто героически все преодолел, без него я бы не справилась.

Противопоказаний для рождения ребенка нет

В январе 2022 года в семье Полины и Владимира случилось долгожданное пополнение – родилась дочь.

— Когда я забеременела, то сразу же обратилась в клинику, где планировала наблюдаться во время беременности. Врач даже не стала ставить меня на учет по беременности, потребовав принести заключение консилиума онкологов «о возможности пролонгирования беременности». Врача я сменила, но справка все равно была нужна. К счастью, я узнала о возможности получения консультации у онкорепродуктолога в НМИЦ онкологии им. Петрова. Я попала на консультацию к чудесному доктору, заведующей отделением малой хирургии НМИЦ Ольге Евгеньевне Лавринович, которая подготовила для меня подробную справку, расписав, что нужно делать на всех этапах беременности, родовом и послеродовом этапах.

Но самый главный посыл, адресованный участковым врачам-гинекологам и акушерам роддома, содержался в одной фразе «У Полины Петровой нет никаких противопоказаний для беременности и рождения ребенка».

— В нашей стране, к сожалению, по большому счету никто не занимается беременными женщинами после онкологического заболевания, их боятся, врач, если он не онколог, не может оценить насколько пациентка в стойкой ремиссии и никто не может четко сказать, что с этим делать, — рассказывает Ольга Евгеньевна Лавринович. – У многих врачей первичного звена есть необоснованный страх по поводу онкологии. Мы стараемся поменять мнение о влиянии беременности на прогрессирование онкологического заболевания. Сама беременность может наслоиться на рецидив, или, наоборот, рецидив на беременность. Для того, чтобы «разрешить» женщине с онкологическим диагнозом беременность, надо понимать, насколько в стойкой ремиссии находится онкологический процесс и что надо предпринять, чтобы ее обезопасить. Полине повезло, она пришла к нам, а мы знаем, как вести таких пациенток, так как активно развиваем это направление, совмещающее акушерство и онкологию.

По словам Ольги Евгеньевны, в будущем планируется вести беременных пациенток НМИЦ самостоятельно или хотя бы параллельно с женской консультацией.

— На собственном опыте могу сказать, что очень серьезными проблемами являются, во-первых, несвоевременное обращение к врачу, – говорит Полина, – Во-вторых, многие врачи не связанных с онкологией специальностей, не могут диагностировать на ранних стадиях или хотя бы заподозрить наличие онкологического заболевания у пациента. И в-третьих, непонимание многих врачей, как быть с теми пациентами, которые прошли через онкологическое заболевание и находятся в ремиссии.

При этом каждому человеку, столкнувшемуся с онкологическим заболеванием, мне хочется сказать, что это действительно не приговор. Нужно найти в себе силы преодолеть все трудности и страхи, связанные с диагностикой и лечением. Довериться профессионалам. И конечно же, не терять боевого настроя и оптимизма, ведь именно ваш случай может стать очередным чудом.

«Ни одной опухолевой клетки». История Полины Петровой, победившей рак

Автор:
Ирина Фигурина
специалист по связям с общественностью НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова
Оренбургский государственный университет, факультет филологии

Что вам необходимо сделать

Если вы хотите узнать побольше о бесплатных возможностях ФБГУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Минздрава России, получить очную или заочную консультацию по диагностике и лечению, записаться на приём, ознакомьтесь с информацией на официальном сайте.

Если вы хотите общаться с нами через социальные сети, обратите внимание на аккаунты в ВКонтакте и Одноклассники.

Если вам понравилась статья:

  • оставьте комментарий ниже;
  • поделитесь в социальных сетях через удобные кнопки:
Поделиться
Отправить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.